Главная страница

Корж_статья_1. К вопросу технико-юридических ограничений конституционных прав и свобод граждан


Скачать 51.5 Kb.
НазваниеК вопросу технико-юридических ограничений конституционных прав и свобод граждан
АнкорКорж_статья_1.doc
Дата13.06.2018
Размер51.5 Kb.
Формат файлаdoc
Имя файлаКорж_статья_1.doc
ТипДокументы
#16645
Каталогnataly_vavy

С этим файлом связано 12 файл(ов). Среди них: Podezd-info.pdf, Inauguratsia.doc, Inauguratsia.doc, Приглашение на марш милл.doc, Остановите_сь ВСухих.doc, Стажер-программист.docx, xgazeta.pdf, otvet_minobrazovania.pdf, Tot_samy_zakonoproekt.pdf и ещё 2 файл(а).
Показать все связанные файлы

Корж Павел Анатольевич

Ст. преподаватель кафедры государственно-правовых дисциплин

ЧОУ ВО «Западно-Уральский институт экономики и права» (г. Пермь),

Член Российской криминологической ассоциации

Пермь, ул. Танкистов, 6-42. 8-902-83-104-67, korzh2006@gmail.com

К ВОПРОСУ ТЕХНИКО-ЮРИДИЧЕСКИХ ОГРАНИЧЕНИЙ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ И СВОБОД ГРАЖДАН

В специальной литературе и периодике не раз поднималась тема правомерности ограничения прав и свобод граждан, предусмотренных Конституцией РФ1. При этом, как правило, речь идет о негативном, по мнению авторов, влиянии федерального законодательства, ограничивающего конституционные нормы о правах и свободах граждан.

Полагаем, что данная точка зрения несколько лукавая. Сами по себе права и свободы не абсолютны, они напрямую зависят от соблюдения обязанностей. Так, несоблюдение обязанности платить законно установленные налоги и сборы (ст.57 Конституции РФ2) может влечь за собой и ограничение прав, связанных, например, с уголовным преследованием гражданина.

Другое ограничение заложено в ч.3 ст.17 Конституции РФ – «Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц». То есть, реализация прав и свобод напрямую ограничено правами третьих лиц, что, по большому счету, является законодательным закреплением категорического императива И. Канта. Как пример прямой связи права и нравственности.

С точки же зрения прямого нормативного ограничения прав и свобод, то они даже не связаны с установлением нормативных правил реализации последних, а вытекают из задач публичного, и прежде всего уголовного, права. Так, свобода слова содержит прямые ограничения, предусмотренные ст.ст.21-24 и ч.2 ст.29 Конституции РФ, закрепляемые, в дальнейшем, в частности, ст.ст.1281, 137, 2981, 306, 3541 УК РФ1.

Также, как указывалось выше, ограничение прав и свобод может осуществляться через установление порядка реализации. Это не является умалением прав и свобод. Во-первых, конституцию, как документ достаточно краткий, не имеет смысла перегружать излишней детализацией. Для конституции характерны нормы-принципы и нормы-декларации. Во-вторых, в целях соблюдения принципа законности, требуется установление взаимных прав и обязанностей субъектов правоотношений, что как раз и осуществляется путем принятия законов и подзаконных актов, регулирующих те или иные процедуры.

Так, Конституция РФ устанавливает, что может быть введено чрезвычайное положении, введение которого может ограничивать права и свободы граждан. Всё. Естественно, что Конституция РФ по своим технико-юридическим свойствам не устанавливает виды чрезвычайных ситуаций, субъектов их введения, характер ограничения прав и свобод и пр. Все это есть предмет регулирования ФКЗ «О военном положении»2, «О чрезвычайном положении»3, отчасти ФЗ «О противодействии терроризму»4.

Также ст.31 Конституции РФ предусматривает, что граждане РФ имеют право собираться мирно и без оружия на различных массовых мероприятиях. Кстати, два ограничения Конституцией РФ прямо введены – мирно и без оружия. Но любые массовые мероприятия создают ограничения для других граждан (занятие улиц и площадей, ограничение прохода и проезда, характер агитации (с точки зрения иных конституционных ограничений), необходимость охранения от возможных агрессивных действий политических противников и т.д.). Как следствие проведение таких мероприятий необходимо согласовывать с органами местного самоуправления, внутренних дел, и иными субъектами. Как следствие, все эти нюансы учитываются в действующем законодательстве – ФЗ «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях, пикетированиях»1. Введение в нем дополнительных ограничений (кроме мирного характера и отсутствия оружия) не противоречит Конституции РФ и направлено на обеспечение прав и свобод как участников массовых мероприятий, так и иных граждан, которых это может затрагивать.

Соответственно, ни о каком умалении прав граждан речи здесь идти не может, поскольку основная цель данных согласований – определение пределов реализации прав на массовые мероприятия, исходя из реализации своих прав и свобод третьими лицами, не являющихся участниками данных мероприятий. Так, недавно автору самому пришлось согласовывать мероприятие, связанное с установкой мемориальной доски. Кроме согласования, собственно, доски и возможности ее установки, естественно возник и ряд других моментов. Как то: ограничение прохода по весьма неширокому тротуару, громкое звучание музыки (доска была посвящена музыканту), необходимость приведения тротуара в нормативное состояние (ранняя весна) и т.д. Но без согласования всех этих вопросов, проведение мероприятия могло нарушить права иных лиц (прохожих, жителей, собственников многоквартирного дома, владельцев коммерческих предприятий на первом этаже дома и др.). Тем более, что место мероприятия изменено быть объективно не могло.

Также в этом плане интересным кажется обоснование сторонников небезызвестного А. Навального относительно его возможности участия в выборах Президента РФ. Напомню, на сегодняшний день А. Навальный осужден по ч.3 ст.33 и ч.4 ст.160 УК РФ (преступление тяжкое) с назначением наказания в виде лишения свободы условно и отбывает данное наказание. Как известно, Конституция РФ в ст.ст. 32, 81 устанавливает ряд ограничений к кандидату – недееспособность, содержание в местах лишения свободы, возраст 25 лет, гражданство России, постоянное проживание в России не менее 10 лет. Кроме того, ФЗ «О выборах Президента РФ»1 вводит еще ряд ограничений, связанных, в том числе, и с судимостью за тяжкие и особо тяжкие преступления, преступления экстремистской направленности и т.д. Как следствие, сам А. Навальный и его сторонники полагают, что всем конституционным требованиям к кандидату в Президенты РФ он удовлетворяет. А дополнительные требования, установленные ФЗ «О выборах Президента РФ» ограничивают прямое действие Конституции РФ, а, значит, незаконны.

Такое обоснование не выдерживает критики, поскольку права и свободы могут быть ограничены Федеральным законом в целях защиты основ конституционного строя, общественной нравственности, обеспечения безопасности государства и пр. (ч.3 ст.55 Конституции РФ), в силу чего федеральное законодательства устанавливает и дополнительные ограничения для кандидатов на пост Президента РФ.

Представим себе, что выдвинет свою кандидатуру ранее судимый, и не за экономическое преступление, а рецидивист, имеющий статус «вора в законе», которого поддержит большая часть ранее судимых граждан (а это 20-25% населения, что практически гарантирует минимум второе место). Будет это угрожать государству и обществу? Безусловно! В связи с чем законодательство и вводит дополнительные требования к публичным фигурам. Можно вспомнить вполне легитимный приход к в власти в Германии в 1930-х г.г. ранее судимого за государственную измену А. Шикльгрубера, и последствия этого для Германии и для всего мира.

Таким образом, законодатель осуществляет некоторое ограничение прав и свобод путем установления регламентации их реализации гражданами. Назвать это неконституционным нельзя, поскольку Конституцией РФ это предусмотрено. Более того, Конституция как краткий нормативный акт не может охватить все нюансы реализации конституционно-правовых норм.

С другой стороны, законодатель, ограничивая права и свободы граждан интересами общества, государства и других граждан, должен действовать крайне осмотрительно, дабы реализация прав и свобод оставалась практически выполнимой. Вот это, к сожалению, не всегда удается. Достаточно вспомнить регламентацию процедуры, установленную ФКЗ «О референдуме РФ»1 и посчитать количество всероссийских референдумов после принятия Конституции РФ в 1993 г. Да и ФЗ «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях, пикетированиях» оставляет слишком широкий простор для толкования, позволяя вполне законно задерживать, например, уличных музыкантов. Конечно, здесь довольно ярко прослеживается и политический мотив. В конце концов, определение К. Маркса о том, что право есть возведенная в закон воля господствующего класса никто не отменял.

Таким образом, ограничение прав и свобод через механизм детальной регламентации их реализации является очень тонким механизмом. Эта процедура ставит перед законодателем очень серьезные технико-юридические вопросы:

  • вопрос юридических конструкций, то есть определение круга субъектов и характера регламентации;

  • вопрос дефиниций, то есть очень четкого определения терминологии;

  • вопрос нормативного языка, т.е. четкое и однозначное выражение своей воли.

Библиография

  1. Конституция РФ. Принята на всенародном референдуме 12.12.1993.

  2. «О референдуме РФ»: Федер. конституц. закон Рос. Федерации от 28.06.2004. №5-ФКЗ // Рос. газ. №137-д. 2004. 30 июня.

  3. «О военном положении»: Федер. конституц. закон Рос. Федерации от 30.01.2002. №1-ФКЗ // Рос. газ. №21. 2002. 02 февраля.

  4. «О чрезвычайном положении»: Федер. конституц. закон Рос. Федерации от 30.05.2001. №3-ФКЗ // Рос. газ. №105. 2001. 02 июня.

  5. «О противодействии терроризму»: Федер. закон Рос. Федерации от 06.03.2006. №35-ФЗ // Рос. газ. №48. 2006. 10 марта.

  6. «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях, пикетированиях»: Федер. закон Рос. Федерации от 19.06.2004. №54-ФЗ // Рос. газ. №131. 2004. 23 июня.

  7. «О выборах Президента РФ»: Федер. закон Рос. Федерации от 10.01.2003. №19-ФЗ // Рос. газ. №6. 2003. 16 января.

  8. Уголовный кодекс РФ: Федер. закон Рос. Федерации от 13.06.1996. №93-ФЗ // «Собрание законодательства РФ». №22. 1996. 17 июня. Ст.2954.

  9. Авакьян С.А. Конституция Российской Федерации: итоги развития // Конституционное и муниципальное право. 2008. №23. – С.4-16.

  10. Денисов С.А. Средства и приемы законодательной техники, обеспечивающие нейтрализацию норм Конституции РФ // Юридическая техника. Нижний Новгород, 2012. - №6 – С.163-170.

1 Напр: Денисов С.А. Средства и приемы законодательной техники, обеспечивающие нейтрализацию норм Конституции РФ // Юридическая техника. Нижний Новгород, 2012. - №6 – С.163-170; Авакьян С.А. Конституция Российской Федерации: итоги развития // Конституционное и муниципальное право. 2008. №23. – С.4-16.

2 Конституция РФ. Принята на всенародном референдуме 12.12.1993.

1 Уголовный кодекс РФ: Федер. закон Рос. Федерации от 13.06.1996. №93-ФЗ // «Собрание законодательства РФ». №22. 1996. 17 июня. Ст.2954.

2 «О военном положении»: Федер. конституц. закон Рос. Федерации от 30.01.2002. №1-ФКЗ // Рос. газ. №21. 2002. 02 февраля.

3 «О чрезвычайном положении»: Федер. конституц. закон Рос. Федерации от 30.05.2001. №3-ФКЗ // Рос. газ. №105. 2001. 02 июня.

4 «О противодействии терроризму»: Федер. закон Рос. Федерации от 06.03.2006. №35-ФЗ // Рос. газ. №48. 2006. 10 марта.

1 «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях, пикетированиях»: Федер. закон Рос. Федерации от 19.06.2004. №54-ФЗ // Рос. газ. №131. 2004. 23 июня.

1 «О выборах Президента РФ»: Федер. закон Рос. Федерации от 10.01.2003. №19-ФЗ // Рос. газ. №6. 2003. 16 января.

1 «О референдуме РФ»: Федер. конституц. закон Рос. Федерации от 28.06.2004. №5-ФКЗ // Рос. газ. №137-д. 2004. 30 июня.

перейти в каталог файлов
связь с админом