Главная страница

Статья А.В.Петров Марфа Борецкая. Люди. События. Факты


Скачать 310.96 Kb.
НазваниеЛюди. События. Факты
АнкорСтатья А.В.Петров Марфа Борецкая.pdf
Дата06.07.2018
Размер310.96 Kb.
Формат файлаpdf
Имя файлаStatya_A_V_Petrov_Marfa_Boretskaya.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#17392
Каталогid37347447

С этим файлом связано 10 файл(ов). Среди них: Kargalov_Kulikovskaya_bitva.pdf, Dmitriy_Kalyuzhny_Yaroslav_Kesler_-_Drugaya_istoria_moskovskogo_, Statya_Volodokhin_D_Ty_ne_prav_16_vek.pdf, Danilevskiy_Russkie_zemli_glazami_sovremennikov_XII_XIV.pdf, Statya_Burlankov_N_Kulikovskaya_bitva_-_na_Volge.pdf, Bykov_A__Kuzmina_O_Epokha_Kulikovskoy_bitvy.pdf, Statya_A_V_Petrov_Marfa_Boretskaya.pdf, Скрынников Р.Г. На страже московских рубежей.doc.
Показать все связанные файлы
ЛЮДИ. СОБЫТИЯ. ФАКТЫ
Марфа Борецкая
А. В. Петров
Кто из нас, будучи в новгородском Детинце, не останавливался перед памятником Тысячелетию России Созданный в середине XIX в. по замыслу М. О. Микешина. он представляет собой уникальную попытку выразить и запечатлеть в едином художественном образе всю отечественную историю, создав обобщенный символ исторических судеб России. На северной стороне горельефного фриза, опоясывающего памятник, видна композиция Военные люди и герои. Среди них, рядом с покорителем Западной Сибири Ермаком, сгорбленная фигура новгородской посадницы Марфы Борецкой. У ее ног разбитый вечевой колокол. Она плачет Встает вопрос зачем она здесь Чем заслужила право находиться в таком окружении?
Еще вначале в. НМ. Карамзин, по убеждению которого Россия основалась победами и единоначалием, гибла от разновластия, а спаслась мудрым самодержавием, тем не менее, говоря словами АИ. Герцена, возлагал иммортели на могилу Новгородской республики ив повести Марфа Посадница отдал должное доблестям последней гражданки новгородской. Однако тот же Карамзин писал об Иване Третьем, что Иоанн был достоин сокрушить утлую вольность Новгородскую, ибо хотел твердого блага всей России. Однако к самым истокам российской исторической науки восходит и та мысль, что падение волховской столицы вовсе не было необходимой жертвой, принесенной во имя блага России. Таким было мнение многих декабристов. А в понимании Герцена московская централизация являлась лишь одними вовсе не лучшим средством спасения будущей России Москва спасла Россию задушив все, что было свободного в русской жизни. Данный тезис пользовался популярностью в дореволюционной исторической литературе и публицистике Он резко контрастирует с выводом, сформулированным еще историографией XIX в, но получившим развернутое обоснование в исследованиях современных ученых, которые разошлись с герценовским оптимизмом при оценке исторической ценности Новгородской вечевой республики 1. По их мнению, эта республика кв. уже изжила себя, а вечевая демократия выродилась в боярскую олигархию. Следовательно, никакими значимыми утратами вхождение Новгорода в состав единого Русского государства не сопровождалось, ибо он олицетворял собой более архаический этап истории, чем московско-владимирская монархия. Значит, ник чему и вздохи по былой новгородской вольности. Упрямая старуха Марфа Борецкая, стремившаяся передать Новгород под власть Литвы, мало похожа на романтическую героиню Карамзина» \ И все же исследователь, сегодня более свободный, чем вчера, от подчинения историографической розге может увидеть в фигуре Марфы символ вечной проблемы роли народовластия.
Процесс феодализации, угрожая былому народовластию, вместе стем сопровождался совершенствованием государственного строя Новгорода в общегородских интересах. И далеко не по одним ступеням боярской консолидации развивалась северная республика, что тоже
Петров Алексей Владимирович — кандидат исторических наук, старший преподаватель исторического факультета С.-Петербургского университета
следует учитывать. В XIII в. уже определились особенности новгородского веча как органа непосредственной демократии. Оно являлось собранием местных общин (сторон и концов в совокупности составляющих городскую общину Господина Великого Новгорода, а в моменты междоусобиц распадалось не на отдельных лица на корпорации. Ходить на вече было не обязанностью, а правом, решение принималось только единогласно. Какой конец города в большем числе являлся на вечевую площадь, тог мог и перекричать других. Если же перекричать не удавалось и голоса противоречили друг другу, начиналась борьба, составных частей Новгорода как федерации самоуправляющихся районов. Новгородская демократия, не оставлявшая места для реализации пожеланий меньшинства, представляла собой одновременно уникальный пример твердости прав последнего, вплоть до права на раскол. Главная же причина ожесточенности политической борьбы на берегах Волхова состояла в трудности согласия между вечевыми партиями, усугубляемой личным соперничеством Яблоком раздора служила, в частности, возникшая в XI в. должность выборного посад­
ника. Частые смены посадников, отражавшие межрайонную борьбу, наполняют собой XII и XIII столетия. Признаки сдерживания этой борьбы видятся в том, что в XIII в. ч ю ы м
становится более длительное пребывание на посадничестве, а затухание общегородского соперничества утрачивает прямую зависимость от объединявших всех новгородцев конфликтов с приглашаемыми туда князьями. Сдерживание борьбы сказалось ив кратковремепиой
(1211— 1216 гг.) практике занятия посадничества сообразно старшинству. Однако внутренние споры и столкновения сохранялись еще долго. Отсюда — последующая регламентация посадничьей должности.
В конце XIII в. при посаднике появился территориально-представительный совет из бояр различной кончанской принадлежности и возник новый порядок занятия посадничества на годичный срок из числа членов совета, хотя полной консолидации боярства не произошло Следующий шаг был сделан в е годы сформировалась коллегия из шести посадников, в которой были представлены все концы, причем Плотницкий располагал двойным, представительством. В 1418— 1419 гг. коллегия расширилась до 12 человек при достижении равновесия между территориями Новгорода. Кг. коллегия увеличилась до 24 человек И уже перед самой утратой независимости коллегия расширилась до 36 членов при тех же пропорциях представительства. Внутренней пружиной этих перемен было последовательное движение боярства от соперничества боровшихся за власть группировок к консолидации бояр принявшей в конечном счете форму олигархии Эта боярская олигархия оставалась достаточно демократической, ибо новгородские бояре сохраняли связь со своими общинами и действовали не сами по себе, а еще и как представители городских концов. Политический строй Новгорода развивался ради общегородской заинтересованности в реформах, во имя согласия его частей. Чтобы умерить разлад, вносимый межрайонными спорами, выходом стало соблюдение принципа федерализма, которому подчиняли пути формирования городской администрации. То есть эволюция Новгорода была эволюцией древнерусской городской общины, изживавшей недостатки дофеодальной демократии со слабовыраженной регламентацией правительственных функций и приспосабливавшейся к условиям феодализации. Такое внутриполитическое развитие отнюдь не подтачивало жизненные силы республики и не приближало ее к краху, а стабилизировало ситуацию. Роковой удар по Новгороду был нанесен не изнутри, а извне.
В XV в. Новгород обязан был определиться. Оставаться в стороне от общерусского исторического процесса северный страж Русине мог он зависел от привозного хлеба богател за счет транзитной торговли, нуждался в военной помощи князей и дипломатической поддержке кроме того, сохранялась связь новгородской церкви с московской митрополией Для новгородцев тогда вопрос стоял гак к кому примкнуть, к Москве или к Литве Этническому сознанию новгородцев были еще ирисущи специфические черты, усиливавшие региональную окраску. Понимание принадлежности к великорусской народности еще не возобладало на берегах Волхова. Отсюда — и жестокости новгородских молодцев-ушкуйников в их походах на
низовские земли, а московских ратников — при сражениях в Новгородской волости. В политическом отношении Новгород был тесно связан с Суздалем, Владимиром, Тверью и Москвой Но при вхождении в Московскую Русь Новгороду пришлось бы пожертвовать вечевой вольностью. Вот почему присоединение Новгорода к Москве сопровождалось драматическими коллизиями и почему там были сильны позиции пролитовской партии.
Надо сразу снять с лидеров этой партии нелепое обвинение в национальной измене Новгород еще не успел стать Великороссией. Руси же в древнем смысле этого понятия не изменял. И Великое княжество Литовское, и Великое княжество Московское на 90% состояли тогда из восточнославянских земель, население которых считало Русью именно свое государство, а необязательно Московию * Недаром НИ. Костомаров, описывая присоединение Новгорода к Москве, именовал названную партию патриотической. Когда вовремя московской осады города некто Упадыш, стремясь помочь москвичам, привел в негодность настенные пушки, его казнили, а местный книжник воскликнул Лучше бы тебе, Упадыш, не быть в утробе материнской, чем наречься предателем Новгорода Пролитовская партия четко заявила о себе после Яжелбицкого договора 1456 г. между Москвой и Новгородом, ставшего вехой на пути уграты новгородской независимости. Тогда усилились контакты новгородцев с великим князем Литовскими королем Польским Казимиром. Приезд в Новгород из Москвы Василия II Темного в 1460 г. подлил масла в огонь. Горожане даже готовили нападение на московского князя, но их удержал владыка Иона О безумные люди Если вы великого князя убьете, чего вы добьетесь Только большую беду Новгороду накличете».

Не заручившись поддержкой Литвы, трудно было надеяться на успех в споре с Москвой
8 ноября 1470 г. в Новгород по приглашению веча приехал князь из королевы руки Михаил
Олелькович. Литовское влияние возрастало, и время открытого разрыва с Москвой приближалось. Затри дня до того умер архиепископ Иона. Новый владыка, Феофил, избранный на вече по жребию, должен был ехать к митрополиту для посвящения в сан. Но митрополитов на Руси было два — московский U киевский (униатствующий). Если бы жребий выпал другому кандидату, Пимену, тот непременно поехал бы в Киев, ибо был приверженцем пролитовской партии. Теперь же пролитовская партия не смогла защитить своего ставленника, когда спустя несколько дней Пимена взяли под стражу, подвергли пыткам, конфисковали его казну и еще оштрафовали, так как лукавый чернен Помин активно выражал недовольство случившимся.

А Феофил и его сторонники получили согласие великого князя на приезд в Москву, о чем уведомил вече вернувшийся новгородский посол Никита Ларионов: вот слова Ивана III — что отчина моя Великий Новгород прислала ко мне бить челом. я ее, князь великий, жалую и. нареченному Феофилу велю быть к себе на Москву. без всяких зацепок, но по-прежнему
обычаю, как было при отце моем. и при деде, и при прадеде моем и при прежде бывших всех великих князьях, род которых наследую, Володимирских и Новагорода Великого и всея Руси
Тут-то посадница Марфа, ее сыновья Дмитрий и Федор вместе сих приверженцами стали кричать Не хотим за великого князя Московского, ни зваться отчиной его. Мы вольные люди, Великий Новгород. А Московский князь великие и многие обиды и неправды над нами чинит. Но хотим за короля Польского и великого князя Литовского Казимира. Новгород
«возмятсся»: одни стояли за Москву, другие — за Литву. Споры переросли в драки, однако большинство высказывалось за Казимира.
В памятнике московской литературы той поры под названием Словеса избрана от святых писаний о цравде, о смиренномудрии Марфе приписывается даже желание выйти замуж за литовского пана и сего помощью владеть от лица короля всей Новугородскою землею. Эту ориентацию не поколебали новые послания Ивана III и митрополита Филиппа в марте 1471 года. Именно к тому времени относится договор Новгорода с Казимиром согласно которому роль новгородского князя отбиралась от великого князя Московского и передавалась великому князю Литовскому, а новгородская старина и пошлина не нарушались. Подчеркивалось требование веры греческой и православной нашей не отнимать и римских церквей. пе строить. Казимир обязывался в случае любой военной угрозы Новгороду сесть на коня за Великий Новгород со всей своей радою».

Любой, взявшийся за рассказ о Марфе Борецкой, с досадой должен будет признаться, что на фоне тех исторических событий, в центре которых она оказалась, личность Марфы остается крайне бледной из-за недостатка сведений о ней 7. Отметим все же некоторые колоритные подробности. Двор Марфы, стоявший в Неревском конце Софийской стороны, отличался красотою и богатством, заслужив у летописца прозвание чудного. Там находился как бы патриотический клуб, объединявший борцов за вечевые вольности и руководителей про­
литовской партии. Кроме семьи Борецких' членами клуба являлись многие видные представители новгородской аристократии. Имея ввиду именно этот двор, возгласил соловецкий игумен Зосима: Придут дни, когда живущие во дворе этом не оставят в нем следов своих и затворятся двери дома сего, и двор их будет пуст. Зосима приезжал в Новгород по делам обители и просил, чтобы ей подарили весь остров на Соловках. А влиятельная Марфа, настроенная противне допустила Зосиму пред свои очи. Вскоре преподобный сделал страшное предсказание сидя на пиру, как повествует его Житие, он неожиданно задрожал от ужаса, заплакали более не притрагивался к угощениям, вдруг увидев, что у четырех бояр не было голов (тех самых бояр, которых после победы над новгородцами Иван
III велел обезглавить).
Были и другие предзнаменования конца независимости буря сломала крест на
Св. Софии, на владычьих надгробьях Мартирьевской паперти выступила кровь, на Хутыни сами собой зазвони™ колокола, на иконе в женском монастыре из глаз Богородицы потекли слезы и заплакал образ Николы Чудотворца в Микитиной улице. Затем развернулась война обильно пролилась русская кровь. Новгородцы потерпели сокрушительное поражение. От Казимира же помощи не дождались. Новгород воевал настолько бестолково, что некоторые историки писали просто о нежелании тамошнего народа воевать с Москвою. Необходимо уточнение ратники, набранные с области новгородской й не бывшие членами городской общины, действительно, не преисполнились энтузиазма, ибо городская община их эксплуатировала как коллективный феодал. А при московских порядках посадские люди и селяне были равноправны, платя подати в государственную казну. Зато новгородцам-горожанам было что терять, и они сражались с мужеством обреченных.
В решающей битве 1471 г. на Шелони попал в плен сын Марфы Дмитрий Исаакович. Вместе с другими знатными полонянниками он был предан казни. К рядовым же новгородцам великий князь отнесся милостиво и отпустил их с миром по своим домам. После Шелони были в Новгороде молва великая и мятеж большой, и умножилась ложь неприязненная Марфа, потерпевшая политическое поражение и потерявшая сына, не была сломлена и продолжала отстаивать свою правоту. И разделились люди, одни хотели за князя, а другие за короля за Литовского. Тут промосковская партия использовала сословное расслоение новгородцев и обратилась к городскому плебсу, хотя руководители этой партии тоже были аристократами Они подкупили группу худых мужиков-вечников», Упадыша и его единомышленников, чтобы те заколотили железом пушки на городской стене. Вскоре Новгород вынужден был просить мира у Ивана Результатом переговоров стал Коростынский договор 1471 г Новгород признал Великого князя Московского своим господином, а себя — его отчиной и обязался порвать с Литвой выбранного жена вече владыку кроме московского митрополита нигде не ставить. Усиливалась также судебная власть великого князя в Новгороде. Но уже через несколько лет местные патриоты опять стали самой влиятельной силой на берегах Волхова, возобновил свою деятельность клуб во дворе Марфы. Ее второй сын Федор, посадник Василий Ананьич и около двух десятков бояр наехали на дворы своих противников на Славковой и Микитиной улицах учинили там грабежи, избиения и даже убийства. Теперь промосковская партия могла надеяться только на великого князя. И раньше случалось, что в Новгороде резко страдало политическое меньшинство, но никогда там не существовало такого меньшинства, за которым не стояла бы ни какая-то определенная территория, ни какое-то конкретное сословие.
Осенью 1475 г. Иван III с московскими боярами приехал в Новгород чинить суди расправу. Он оправил жалобщиков, организаторов же наездов и грабежей обвинил Виновных присудили к штрафу в 1,5 тыс. руб, посадник Василий Ананьич и Федор Борецкий были взяты под стражу. Как ни просили владыка Феофил и посадники заряд осужденных Иван III не внял их словам. Спустя четыре дня едва не вспыхнуло восстание, всю ночь был
«пополох» по городу. Тут Иван III пошел навстречу ходатайству владыки и отпустил из-под стражи часть арестованных. Самодержец покинул Новгород 23 января 1476 г, достигнув миром целей похода. В те дни Новгород впервые реально почувствовал власть руки государя всея Руси. Близился конец его независимости. Теперь промосковская партия решила нанести упреждающий ударив Москву отправилось посольство, относительно которого таки не выяснили, кто его посылали с каким поручением. Поехали подвойский Назар и вечевой дьяк Захар. В своем челобитье они назвали Великого князя Московского государем, что явилось новостью, ибо исстари новгородцы именовали князей господами. Иван III ухватился за государево звание, и московские послы сразу же отправились в Новгород спросить, какого там хотят государства и должен ли оставаться в городе какой-либо еще суд кроме государева, для которого освободят Ярославов двор и тиуны его сядут по всем улицам?
В Новгороде опять учинился метяж. Для вечевого большинства было очевидно, из чьих рук раскручивается веревка, чтобы опутать старинные вольности. Стем не посылали — кричали на вече. Разбушевавшиеся новгородцы обвиняли посадника Василия Никифорова:
«Переветник! Ты был у великого князя и целовал ему крест за нас. Потом Василия, не слушая его оправданий, изрубили в куски топорами. Некоторых бояр тоже убили, а других заставили присягнуть на верность Новгороду. Великокняжеских же послов новгородцы продержали шесть недель и с честью отпустили. Но ответ был дан Москве однозначный держите нас по старине, господами вас считаем, а государями не зовем, кто же без нашего ведома сделает иначе, заслуживает казни. Иван III пришел к митрополиту и обвинил новгородцев в клятвопреступлении Яне хотел у них государства, сами о том прислали, а теперь запираются и меня ложью укоряют
Начался новый поход на Новгород. Еще в пути московского войска некоторые новгородские бояре явились к великому князю с челобитьями о принятии на службу. В 30 верстах от города прибыли полномочные представители волховской столицы владыка Феофил с посадниками и житьими. Они назвали Ивана III господином государем, не отказываясь от прежнего стиля отношений, но и соглашаясь на новое. Однако Ивану того было мало Коли захочет Великий Новгород бить нам челом, так он знает, как это сделать Войско постепенно охватывало город со всех сторон. Среди осажденных опять вспыхнул раздор. Сторонники мира с Москвой взяли верх. В московский лагерь приехал владыка с просьбой, чтобы «пожалова» великий князь свою
отчину, и вторично услышал Захочет наша отчина бить челом, так она знает, как это сделать Повторное посольство привезло признание да, посылали мы Назара и Захара в Москву всем Новгородом и велели звать великого князя государем, а потом отказались от этого. Коли признали вы вину свою передо мною отвечал им Иван III,— так объявляю вам хочу у вас такого же государства, как на Москве. Послы, уйдя, вернулись с очередными уступками, но Иван настаивал, пусть мое будет государство в Новгороде, и не указывайте мне, как его строить
Новгородцы прикинулись простачками мы и не указываем, мы не знаем низовского обычая какое государство великий князь у себя в Москве держит А государство наше таково заявил им самодержец вечевому колоколу в Новгороде не быть, посаднику не быть, а государство все нам держать волостями, селами нам владеть, как владеем в Низовской земле, чтоб было на чем быть нам в нашей отчине, а которые земли наши завами, ивы их нам отдайте вывода не бойтесь, в боярские вотчины не вступимся, а суду быть по старине, как в земле суд стоит».
Через шесть дней после этого ультиматума, 14 декабря 1477 г, новгородцы приняли условия Москвы. Робко просили лишь, чтобы Иван поцеловал крест Новгороду, но ив этом им было отказано. Не договорно-правовым было Московское государство. Как отметил ВО. Ключевский, Московское государство давило частное существование, отличаясь тягловым, неправовым характером внутреннего управления и общественного состава. Сословия различались не правами, а повинностями, между ними распределенными в этом государстве гражданин превратился в солдата или работника, чтобы под руководством командира оборонять Отечество или на него работать. Московский князь щедро жаловал вассалов кормлениями и вотчинами, располагая обширным фондом земель, но зато заставлял их принимать обычай, согласно которому служба копьем и головой являлась безусловным долгом. Ее несли, не спрашивая платы и бессрочно. Так прежнее московское исключение становилось общерусским правилом. В этом — одна из причин того, что Россия с ее открытыми со всех сторон для нашествий границами не была стерта с лица земли.
Ни Иван, ни бояре его, ни наместники крест Новгороду не целовали. Новгородцы же принесли присягу. Перед отъездом из города государь велел схватить Марфу с внуком Василием и еще нескольких новгородцев. Имение арестованных отписал на себя, а их отправил в Москву. Туда же повезли вечевой колокол и потом подняли на одной из кремлевских колоколен. Что дальше сталось с посадницей, мы можем только догадываться. По некоторым сведениям, она умерла монахиней в нижегородском монастыре.
Примечания
1. КАРАМ ЗИ Н НМ. История государства Российского. Т. X
XII. Тула. 1990. ст, с. 462 —463; ГЕРЦ ЕН АИ. Соч. Т. III. Мс ХОРОШ ЕВА. С. Отечественная историография опадении Новгородской вечевой республики. В кн. Русский город. Вып. 8. М. 1986.
2. ЧЕРЕП НИ Н Л. ВО бразование Русского централизованного государства в XIV— XV вв. МВ ЕРН АДСКИЙ В. Н. Новгород и Новгородская земля в XV веке. МЛ ЯН ИНВ. Л . Новгородские посадники. МАЛЕК СЕЕВ ЮГ. К Москве хотим. Ли др. А Л ЕК СЕЕВ ЮГ. Ук. соч, с. 150.
4 А Л ЕК СЕЕВ ЮГ. Псковская Судная грамота и ее время. Л. 1980, с. 25, 219— 220, 227— 230; Ф РО ЯН О В И. ЯД ВОР НИ Ч Е Н КО А. Ю. Города-государства Древней Руси. ЛЯ НИ Н В. Л . Новгородские акты X I I - X V вв. Мс. ДУМ И НС. В. Другая Русь. В кн. История Отечества люди, идеи, решения. М. 1991.
7. КОСТО МА РОВНИ. Севернорусские народоправства во времена удельно-вечевого уклада. T.I СПб. 1886, с. 154, 174; СОЛОВЬЕВ СМИ стория России с древнейших времен. Т.
5 - 7 , кн. III. Мс. КЛЮЧЕ В С КИЙ ВО. Сочинения. Т.Н. Мс

перейти в каталог файлов
связь с админом