Главная страница

Хайдегер что такое метафизика. Перевернутый мир


Скачать 19.37 Kb.
НазваниеПеревернутый мир
АнкорХайдегер что такое метафизика.docx
Дата13.05.2018
Размер19.37 Kb.
Формат файлаdocx
Имя файлаХайдегер что такое метафизика.docx
ТипДокументы
#15618
Каталогmorkovka19901990

С этим файлом связано 64 файл(ов). Среди них: 1.pdf, перевод Милана.docx, 3-_traduction.docx, presse.docx, facebook trad.docx, Женевская школа, дуализм лингвистического знака...docx, cahier-15-logique.pdf, методология.docx, перевод для МИланы Евг.docx и ещё 54 файл(а).
Показать все связанные файлы

Философия — с точки зрения здравого человеческого рассудка — есть, по Гегелю, “перевернутый мир”. Своеобразие нашего подхода требует поэтому предварительной характеристики. Она вытекает из двоякого свойства всякого метафизического вопрошания.

Ни одна наука не может преобладать над другой, точность, которая является ключевым свойством математики, не может быть применена к истории. Все науки вплотную подступают к сущности вещей. Человек занимается наукой.

-То, на что направлено наше мироотношение, есть само сущее — и больше ничто.

- То, чем руководствуется всякая установка, есть само сущее — и кроме него ничто.

- То, с чем работает вторгающееся в мир исследование, есть само сущее — и сверх того ничто.

Осмысление сегодняшней экзистенции противоречиво.Противоречие само собой развертывается в вопрос. Вопрос ждет только, чтобы его явно высказали: как обстоит дело с Ничто? Что такое Ничто? На этот вопрос не может не существовать ответа. С помощью мышления мы можем найти пути для его потенциального раскрытия. Ничто есть отрицание всей совокупности сущего, оно — абсолютно несущее. Ничто под вышестоящее определение негативного и, значит, по-видимому, отрицаемого. В свою очередь отрицание, согласно господствующему и издавна неприкосновенному учению “логики”, есть специфическое действие рассудка. Ничто первоначальнее, чем Нет и отрицание. Если мы говорим о Ничто – оно нам известно. Ничто есть полное отрицание всей совокупности сущего.

Случается ли в бытии человека такая настроенность, которая, подводит его к самому Ничто? ичто приоткрывает себя в настроении ужаса — но не как сущее. Равным образом оно не дано и как предмет. Ужас вовсе не способ постижения Ничто. И все-таки благодаря ему и в нем Ничто приоткрывается, хотя опять же не так, будто Ничто являет себя в чистом виде “рядом” с жутко оседающей совокупностью сущего. Мы говорим, наоборот: Ничто выступает при ужасе заодно с сущим в целом. В светлой ночи ужасающего Ничто впервые достигается элементарное раскрытие сущего как такового: раскрывается, что оно есть сущее, а не Ничто. Только на основе изначальной явленности Ничто человеческое бытие может подойти к сущему и вникнуть в него12. И поскольку наше бытие по своей сущности стоит в отношении к сущему, каким оно не является и каким оно само является, в качестве такого бытия оно всегда происходит из заранее уже открывшегося Ничто. Таким образом, человеческое бытие означает: выдвинутость в Ничто.

Без изначальной раскрытости Ничто нет никакой самости и никакой свободы.

Тем самым ответ на вопрос о Ничто добыт. Ничто — не предмет, не вообще что-либо сущее. Оно не встречается ни само по себе, ни рядом с сущим, наподобие приложения к нему. Ничто есть условие возможности раскрытия сущего как такового для человеческого бытия. Ничто не составляет, собственно, даже антонима к сущему, а изначально принадлежит к самой его основе. В бытии сущего совершает свое ничтожение Ничто.

Отрицание не может извлечь Нет из самого себя. Не Нет возникает в силу отрицания, а отрицание коренятся в Нет, проистекающем из ничтожения Ничто. Отрицание есть лишь вид ничтожащего поведеиия, т.е. такого, которое заранее уже опирается на ничтожение Ничто.Тем самым вышеназванный тезис в общих чертах у нас доказан: Ничто — источник отрицания, не наоборот. Выдвинутость нашего бытия в ничто на почве потаенного ужаса делает человека заместителем Ничто. Мы настолько конечны, что именно никак не можем собственным решением и волей изначально поставить себя перед лицом Ничто13. В такие бездны нашего бытия въедается эта ограниченность концом, что в подлинной и глубочайшей конечности нашей свободе отказано14.

Выдвинутость вашего бытия в Ничто на почве потаенного ужаса есть перешагивание за сущее в целом: трансценденция (от лат. transcendens — переступающий, превосходящий, выходящий за пределы) — философский термин, характеризующий то, что принципиально недоступно опытному познанию или не основано на опыте. В широком смысле трансцендентное понимается в качестве потустороннего в отличие от имманентного как посюстороннего).

Метафизика — это вопрошание сверх сущего, за его пределы, так, что мы получаем сущее обратно для понимания как таковое и в целом15.

В вопросе о Ничто такой выход за сущее в целом имеет место. Тем самым наш вопрос оказывается “метафизическим”. Вопросам подобного рода мы дали в самом начале двоякую характеристику: каждый метафизический вопрос охватывает, во-первых, все целое метафизики. В каждый метафизический вопрос, кроме того, всякий раз включается также и вопрошающее человеческое бытие.


В каком смысле вопрос о Ничто пронизывает и скрепляет собою совокупное целое метафизики?

Если со своей стороны вопрос о бытии как таковом — всеобъемлющий вопрос метафизики, то и вопрос о Ничто оказывается таким, что охватывает всю совокупность метафизики. Но вопрос о Ничто пронизывает все целое метафизики еще и потому, что поневоле ставит нас перед проблемой происхождения отрицания, т.е., по сути дела, перед решением вопроса о правомерности господства “логики” в метафизике .

Философия — то, что мы так называем, — есть приведение в движение метафизики, в которой философия приходит к себе самой и к своим настоятельным задачам. А философия приходит в движение только благодаря своеобразному скачку, в котором наша собственная экзистенция посвящается сущностным возможностям человеческого бытия в целом. 


Отсюда вытекает вопрос: почему вообще есть сущее, а не, наоборот, Ничто?

 
перейти в каталог файлов
связь с админом